Но шпа при онкологии

Ему пять. Танина мама, бабушка Максима, работает. Полина Андреевна многозначительным кивком обещает Тане держать очередь.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения проблем со здоровьем, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - начните с программы похудания. Это быстро, недорого и очень эффективно!


Узнать детали

Известное обезболивающее оказалось противораковым средством

Создать дневник в LiveJournal зарегистрироваться. Меня зовут Олег Юрьевич Серебрянский, я четвертый год руковожу частной московской клиникой со своим стационаром, где основное направление работы — паллиативная медицина. У современной медицины есть способы продлить им жизнь, улучшить ее качество. Но основная проблема значительной части таких пациентов в России — затрудненный доступ к грамотному обезболиванию, учитывающему нюансы болезни и образ жизни конкретного пациента.

Нужно точно знать ответ на вопрос, который волнует всех онкологических пациентов с терминальной стадии. В результате развития онкологического заболевания возникают такие осложнения, которые часто приводят к мгновенной смерти пациента.

Например, тромбоэмболия легочной артерии. Бывают неостановимые желудочно-кишечные кровотечения. Бывают обширные инсульты на фоне метастазов в головной мозг. Сама смерть не так страшна, хотя ее боятся больше всего. Смерть, сам процесс перехода из одного состояния в другое, происходит во сне, и боль практически не воспринимается. Как в театре после первого звонка: свет постепенно тускнеет, шум голосов затихает. Так уходят и люди — все чувства притупляются и гаснут.

В этот период людям необходимо грамотное эффективное обезболивание. Среди врачей по всей стране проводились опросы о проблемах в обезболивании.

Они опасаются уголовного преследования по статье УК РФ за нарушение правил оборота наркотических средств. Для этого достаточно неверно оформить рецепт, потерять ампулу, и т. И хотя в году в РФ по этой статье проходили более человек, а в июне — только 8, и хотя значительная часть таких дел закрывается — судимость, даже с оправдательным приговором — это пятно на репутации и стресс. Врачи просто не хотят связываться. Многим проще отпустить пациента из стационара с чем-то малоэффективным, чем выписать ему наркотический анальгетик.

Но вполне можно обойтись без уголовной ответственности и не отказывать пациентам в обезболивании сильнодействующими препаратами.

Да, процедура с обезболивающими — сложная и бюрократизированная. Назначения наркопрепаратов требуют до полудюжины подписей. Рецептурные бланки неудобны, ошибаться в них нельзя. Анальгетики привозят из аптеки под охраной. Препараты хранятся под строжайшим контролем, в отдельных сейфах, в помещении на сигнализации, все ампулы наперечет.

Если нарушится порядок оборота наркосодержащих веществ в лечебном учреждении, то первым к ответственности привлекут не врача, а главную сестру и анестезиологическую службу.

Все сотрудники нашей клиники понимают, что в случае чего — им грозит наказание по статье. Поэтому дотошно соблюдают сложные нормы. Отказывать пациенту в лечении из-за этого никому не приходит в голову. Однако, во многих лечебных учреждениях паллиативные пациенты не получают обезболивания в нужном объеме. Неумение заполнять бумаги верно и преодолевать бюрократию — не единственная, и даже не самая большая проблема.

Половине врачей просто не хватает знаний в области pain-management управления болью. Они назначают. Специалисты поголовно не используют все возможности медикаментозного обезболивания.

Они забывают о комбинациях препаратов, о вспомогательных препаратах, о том, как много вариантов веществ и дозировок можно использовать. Но их этому либо не учили, либо им не хватает времени и внимания на каждого пациента, чтобы подобрать нужное сочетание препаратов. Потенциал паллиативной медицины часто не используется до конца.

Боль можно снимать не только инъекциями. Например, в нашей клинике регулярно выполняются паллиативные операции: они не избавят человека от всех последствий болезни, но могут, например, убрать метастаз, который давит на нерв, и тем самым уберут боль. Во многих клиниках страны человек о таких возможностях даже не узнает. Хотя цены на такие операции — не космические, от тыс. Сотни тысяч безнадежно больных, кому медицина по месту жительства уже не в состоянии помочь, выписывают из стационара домой, на амбулаторное лечение.

Ампулы для инъекций — слишком часто оказываются в незаконном обороте. А таблетки морфина или фентаниловый пластырь нельзя использовать никак, кроме как по назначению. Но добиться получения препарата по ОМС или найти его в продаже — задача непростая. И пластыри, и таблетки — почти всегда на дефектуре. То есть, в дефиците. В Москве для паллиативных пациентов создали систему снабжения наркосодержащими препаратами, но и в ее работе бывают сбои.

Из 40 аптек, которые существовали и обеспечивали наркотиками все лечебных учреждений столицы, осталось 4. Было 2 частных аптеки, но у них отозвали лицензии, они закрылись. В остальных регионах проблемы снабжения решают по-разному, в большинстве случаев — гораздо хуже, чем в Москве. Пациенты из регионов рассказывают, как обращались во все инстанции, вплоть до гаранта Конституции. Но нужное для этого количество силы воли есть далеко не у всех.

И, главное, — не у всех есть на это время. Все это — богатая почва для историй, которые горячо обсуждают СМИ и комментаторы в интернете.

Например, из последнего — арест матери, которая привезла из-за границы препарат для сына. Законодательно это действующее вещество не разрешено в РФ. Формально все сотрудники правоохранительных органов правы.

Фактически — государство не обеспечивает достаточно препаратов пациентам. Например, реальный риск — нападения на врачей, которые ездят с наркосодержащими анальгетиках на дом к пациентам.

Именно по этой причине уже лет 10 у московской скорой помощи нет лицензии на наркотики. Скорая приезжала по вызову, там их встречала компания наркоманов, отбирала морфин в ампулах и выталкивала медика за дверь. На 85 субъектов Федерации. ФСКН упразднили 3 года назад, но воспоминания о наркоконтроле и тысячах уголовных дел ежегодно — еще свежи у всех.

Все боятся наказаний, но тех, кто наказывает — почти не осталось — и о последнем факте мало, кто знает. Пару лет назад заведующий отделением травматологии и ортопедии одного крупного медцентра ушел со своей должности. Выяснилось, что его сестра и ее муж — заведующий реанимации в том же медцентре — организовали дома подпольную нарколабораторию.

Те, кто предлагает упростить доступ к наркосодержащим анальгетикам, должны иметь в виду любовь российского народа к самолечению. Вспомнить антибиотики. Купить их без рецепта несложно, каждая вторая мамаша лечит ребенка антибиотиками от ОРВИ по совету соседки. И число инфекций, устойчивых ко всем препаратам, растет. С обезболивающими при таком свободном подходе будут последствия в виде передозировок, злоупотребления.

Ежегодно от рака умирают тыс. Будет ли такая ситуация лучше, чем сейчас? Без ответов на эти вопросы, без решений для этих проблем — праведное дело активистов отдает популизмом. Сейчас рассматриваются поправки к ст.

Пока эти поправки не приняты. Мой личный опыт говорит, что все упирается в знания, уровень осведомленности со стороны пациентов и в квалификацию со стороны врачей. Это гарантировано законом. Иногда, чтобы получить рецепт, нужно не бежать в прокуратуру, а показать медикам, что вы в курсе своих прав.

Паллиативная медицина — это не только инъекции анальгетика и обработка пролежней. Об этом я говорил в предыдущей статье. При таком подходе довольно долго не приходится знакомить пациента с дивным новым миром наркосодержащих препаратов. И никто пока не превращался в наркомана, и врач всегда имеет в запасе способы борьбы с болью.

Отказываться от верного лечения из-за нежелания брать на себя ответственность — недопустимо для врача. Система полна недочетов. Но пока она такова, наша задача — соблюдать интересы пациента в ее рамках, даже если это долго и неудобно. Медицина — вообще не для ленивых. А как обстоят дела с обезболиванием не в России? Насколько это близко к реальности?

Выскажу свое мнение, основанное на опыте стажировок и работы в Израиле и Великобритании, постоянного сотрудничества с европейскими, японскими и израильскими коллегами — в следующем посте. Чужой компьютер.

Снобщество События Подписка Журнал. Еще темы. Олег Серебрянский. Все записи. Имя пользователя: Создать дневник в LiveJournal зарегистрироваться. Пароль: Забыли пароль?

Обезболивание при раке: почему онкопациенты не получают анальгетиков

Помню как отбил пятку, прыгая с высоты. Просто ушиб, без трещины или перелома, но ходить больно было недели 3. На второй хорошо заметил как изменилось моё поведение в худшую сторону. Стал нервными, огрызался и спорил не по делу чуть ли не матом. Хорошо хоть понимал что со мной происходит и попросил больничный на неделю. Удивительно, но Civilization 4 отлично снимает боль!

Трамадол в сочетании с парацетамолом (ацетаминофеном) или без него при онкологической боли

Вследствие целого ряда факторов заболеваемость онкологией не только растет из года в год, но и имеет тенденцию к омоложению. Это значит, что если еще лет назад рак впервые диагностировали в основном у пожилых людей, сейчас с этой проблемой обращаются и молодые пациенты. Немаловажным фактором является то, что вследствие роста опухоли в жизненно важных органах и тканях, качество жизни пациентов очень сильно страдает - зачастую происходит инвалидизация или значительное ограничение функций организма, больной испытывает сильную боль и дискомфорт. Таким образом, наряду с патогенетической терапией, онкологическим пациентам крайне важно назначить комплексное и продуманное симптоматическое лечение, в частности хорошие обезболивающие препараты. Почему они так важны? Дело в том, что при многих видах рака например при опухолях костей боль имеет такую интенсивность, что ее невозможно терпеть и очень сложно купировать. Преимущественно, боль возникает при 3 и 4 стадиях заболевания, однако могут быть и исключения.

Как в современных клиниках проводят обезболивание при онкологии: этапы, препараты и технологии

Пока с этим ситуация катастрофическая. Настолько, что у моей знакомой, которая более трех лет была рядом с умирающим от рака мужем, а теперь уже второй год сама страдает от онкозаболевания, однажды вырвалось: "Мы молим Бога о хорошей жизни. А надо молить о хорошей смерти". Это когда на так называемой терминальной, а проще говоря, на последней, стадии рак перестает быть мишенью, на которую можно повлиять путем операции, лучевой терапии, химиотерапии. Когда спасти уже нельзя, когда показано только симптоматическое лечение. А больной уже не в стационаре, он дома. Как ему помочь?

Для прочтения нужно: 3 мин. Боль является неотъемлемым симптомом онкологических заболеваний.

Обезболивающие при онкологии

Jump to navigation. Нельзя сделать однозначных выводов об эффективности или вреде трамадола, в монотерапии или в сочетании с парацетамолом, при лечении онкологической боли. Один из двух или трех человек, заболевающих раком, испытывает боль, интенсивность которой доходит до умеренной или сильной. Боль имеет тенденцию ухудшаться по мере прогрессирования рака. Трамадола гидрохлорид - это опиоидный анальгетик, доступный с года. В году трамадол, в монотерапии или в сочетании с парацетамолом, был доступен в виде препаратов для перорального применения и для инъекций почти у 90 фармацевтических компаний.

Даже те, кто, к счастью, никогда не сталкивался с онкологическими заболеваниями, знают, что сильная боль — обязательный симптом рака. На поздних стадиях боли становятся настолько сильными, что никакие привычные препараты уже не помогают.

.

Комментариев: 5

  1. Ольга:

    не понимаю, как можно почувствовать боль другого? Это невозможно.

  2. Шамси:

    автор явно не жил в сельской местности !! то нельзя это нельзя !! что есть, то и едят !!!

  3. 22.gruppa M.:

    Igor, правильно говорите. Я вот с помощью поста сбавила в весе, да и чувство легкости появляется, понятно,что кроме того, что питаешься по другому нужны и физические нагрузки. А батюшки такие толстые, потому что не двигаются и едят много,хотя и постной пищи. Все должно быть в меру.))

  4. yagodnayamaria:

    – Девушка, вам нужен “МеньшеНадоЖратидин, БольшеЗадомШевелин и КхолодильникуНеподходин”

  5. vladimir.kosarev.1956:

    **всё зависит от гинетики. ** – верно, но в спорт наиболее здоровых для того и вовлекают, чтобы они в спорте свою здоровую генетику истощали, а не занимались полезными делами и не боролись с паразитами. В тч. и с теми, которые на спорте делают бизнес.